Игорь Мазепа о приватизации «Президент-Отеля»: Мы, как инвестсоветники, подготовили наше предложение. Ждем ответа Кабмина и ФГИ

Игорь Мазепа, глава Concorde Capital, советник по приватизации «Президент-Отеля»: комментирует статус приватизации «Президент-Отеля» (Киев)

Игорь Мазепа, Генеральный директор и основатель Concorde Capital, комментирует статус подготовки к приватизации «Президент-Отеля» (Киев) в своем эксклюзивном интервью информагентству Интерфакс-Украина.

– В конце июля 2018 года ООО “Конкорд Консалтинг” (входит в группу компаний Concorde Capital) в составе консорциума KPMG, “Бюро Маркуса”, Redcliffe Partners стал советником по приватизации угольной компании “Краснолиманская”, “Президент-Отеля” и “Индара”. Как далеко вы продвинулись в этом процессе за эти скоро уже два года?

– По разным госактивам разная история. В случае с “Президент-Отелем” еще предыдущее правительство в ноябре 2018 года подтвердило мандат, который был дан нам Фондом госимущества по итогам конкурса. С этим гособъектом было много тянучки и сопротивления, но уже в начале сентября 2019 года мы представили результаты нашей работы Фонду госимущества Украины. И теперь, собственно, следующее слово за Кабмином и ФГИ: либо они соглашаются с нашими рекомендациями, либо нет.

В чем загвоздка по «Президент-Отелю»? В том, что есть компания-арендатор (ООО “Строительная компания “Квадр” – ИФ), которая взяла в аренду целый имущественный комплекс еще в 2009 году на 25 лет – до апреля 2034 года. Этот арендатор платит какие-то платежи государственной компании, на балансе которой находится этот комплекс, и которая выставлена на приватизацию. Мы в Concorde Capital убеждены, что государственная компания “Президент-Отель” тоже находится под частным контролем. Именно поэтому мы столкнулись с большими трудностями при получении информации, как от самой госкомпании, так и от Фонда госимущества. Одних только отчетов для подготовки приватизации нам было недостаточно, требовался доступ к первичным документам, которые спустя год и после смены правительства и руководства ФГИ менеджеры отеля нам, наконец-то, предоставили. Тем не менее, сама ситуация вокруг “Президент-Отеля” остается прежней: есть арендатор, который управляет этой компанией.

– Какие два варианта вы предлагаете?

– Мы предложили Кабмину несколько вариантов:

1- либо мы продаем «Президент-Отель» в том статусе, в котором он сейчас есть, и тогда это будет стоить 200-250 млн грн. Так как нормальный инвестор не станет вкладываться в покупку договора аренды, в покупку денежного потока, который арендатор платит компании. И это вместо покупки полноценного комплекса отельного.

2- либо, можно попробовать продать отель в разы дороже при условии, что у вас есть сильная юридическая позиция разорвать действующий договор аренды. Но тогда вы должны включить силу воли, идти в суды и понимать, что впереди предстоит долгий и нелегкий путь.

– А третий вариант – договориться с арендатором, чтобы он выкупил где-то посередине – не рассматривается?

– Мы можем действовать только в рамках закона. По существующему законодательству нет никаких особенных преимущественных прав или особых требований, дополнительных квалификаций покупателя и всего остального. Другое дело, что сам объект, который Фонд госимущества пытается продать, он особенный – вроде он есть, а вроде его и нет.

– Еще один промежуточный вариант: кто-то купил денежный поток и арендный договор на конкурсе, а там уже дальше сам силовыми или не силовыми методами будет договариваться с арендатором. Такой вариант возможен? Как это может повлиять на цену?

– Гипотетически такой сценарий возможен: берется какой-то скромный бюджет на покупку денежного потока и еще какой-то бюджет на судебные споры. Но для покупателя это все равно вопрос времени и юридических издержек, потому что договор аренды крепкий. Есть заключение юристов, которые говорят, что он крепкий – не идеальный, но очень крепкий.

– Бороться за его расторжение с руки более государству, чем частному лицу?

– Я не могу дать таких оценок. Идеальная история была бы, когда зашел бы инвестор, менее чувствительный ко всем этим рискам, договорился с существующим арендатором и они вместе продали бы “Президент-Отель” какому-то крупному западному или национальному инвестору. А уже тот бы превратил его в пятизвездочную гостиницу, привлекли бы топовое имя – мировой сети отелей. Тогда бы и этот покупатель заработал, а Украина и Киев заработали бы на появлении в столице пятизвездочной гостиницы с номерным фондом в 400 номеров и ярким казино, например. И все были бы в шоколаде.

– И какой вариант выбрал ваш клиент – Кабмин?

– Кабмин выбрал худший вариант – ничего не делать. Ведь для того, чтобы принять решение, нужны твердые яйца, которых, похоже, нет. Мяч по-прежнему на их стороне: прошло уже полгода с того момента, как мы передали подготовленные рекомендации и выверенные стопки документов Фонду госимущества. Но ничего не происходит.

– Сколько за эти полтора года Фонд заплатил вам и членам консорциума?

– Ноль заплатил. Это, кстати, отдельный разговор. Я знаю, что польский Ernst&Young, который в 2017 году был отобран советником по приватизации “Центрэнерго”, судится с Фондом госимущества из-за того, что его услуги не были оплачены.

– Я тоже слышал про такой судебный иск, но не нашел этого дела в базе судебных решений.

– Они в Польше судятся, по месту своей регистрации. На самом деле, это большой удар по репутации Фонда госимущества, как потенциального клиента для западных инвестиционных банков. В результате популисты и квазиреформаторы рассказывают, что “мы сейчас приведем лучшие западные глобальные банки”, тогда как эти банки, со многими их которых я в контакте, не верят этим словам: “Мы же видим, что Ernst&Young не заплатили”. Весь процесс приватизации превратился в мыльный пузырь. В итоге все громкие заявления выглядят как какой-то фарс.

– Сколько вы еще готовы терпеть по “Президент-Отелю”?

– Мы терпим уже почти два года и еще потерпим. Просто я не знаю, сколько президент готов терпеть такую ситуацию. Потому что каждый день “ничего не делания” – это точно хуже, чем просто продать отель как денежный поток.

У меня вопрос – кто за это отвечает? Фонд госимущества, министр или замминистра? За бездеятельность у нас есть какая-то ответственность? Чиновники напрямую ответственны за то, что ничего не происходит. И они подставляют, таким образом, президента, и всю страну.

Прокомментировал Игорь Мазепа, Генеральный директор и основатель Concorde Capital, в своем эксклюзивном интервью информагентству Интерфакс-Украина https://interfax.com.ua/news/interview/646121.html

 

 

This post is also available in: En